Яўген Карпаў

"Бэтмен и Робин", "Железный человек", "Трансформеры". Как белорусский каскадер покорил Голливуд

Зачастую во время съемок большого кино люди, выполняющие всю опасную работу, находятся за спинами именитых актеров. Широкому кругу зрителей их имена неизвестны, но в среде режиссеров и актеров они пользуются не меньшей популярностью, чем звезды. Одной из таких звезд Голливуда стал белорус Владимир Тевловский, рисковавший жизнью ради красивой картинки в таких многомиллионных блокбастерах, как «Бэтмен и Робин», «Ван Хельсинг», «Трансформеры», «Железный человек 2», «Капитан Америка» и многих других. TUT.BY разыскал белорусского каскадера в Лос-Анджелесе и узнал подробности его невероятного карьерного успеха.

 

 

«Люди, которые приехали сюда, не убегали от чего-то, а хотели реализовывать свои мечты»

 

Владимир Тевловский родился в Минске, все детство жил в районе Комаровского рынка, ходил в 21-ю школу и занимался гимнастикой. Его отец был гимнастом, выступал за столичные спортивные клубы. Благодаря этому вскоре семья будущего каскадера переехала в Уручье, и последние годы перед отъездом Тевловские жили там. Однажды через Минск проезжал Московский цирк на льду. Так совпало, что им был нужен акробат — и отца Владимира взяли на работу. А через некоторое время и сын закончил с гимнастикой и присоединился к труппе.

 

— Сначала как ученик, а в 14 лет я начал выступать с акробатическим номером «подкидные доски» на льду. Как большинство минских детей того времени, мы играли во дворе в хоккей, поэтому я хорошо умел кататься на коньках. Это мне помогло в цирке, где я показывал номера с акробатическими элементами. Потом добавились батут, моноциклы, жонглирование — освоил все цирковые виды спорта. К 16 я уже начал полноценно работать и разъезжать по всему миру.

 

Когда началась перестройка, Московский цирк на льду расформировали. Артисты стали искать работу. Владимир с партнером по номеру попытались создать новый «Цирк на льду», но у них это не очень получалось.

 

— И в этот момент мне предложили поехать в Америку работать в компании «Дисней на льду». Они делали шоу «Аладдин», и им были нужны акробаты, которые могут прыгать на коньках. Там я играл одного из бандитов. Работать на эту компанию после цирка на льду было сложно. Работа малооплачиваемая, никаких условий, ужасное отношение. Я даже не доработал второй контракт. Отработал первый год и за это время сделал себе грин-карту.

 

Шоу «Аладдин» гастролировало по всем городам США с севера на юг и с востока на запад. Владимир показывал свои трюки даже в Канаде и Мексике. А когда шоу добралось до Лос-Анджелеса, он понял, что дальше ехать некуда.

 

—  Люди, которые приехали сюда, не убегали от чего-то, а хотели реализовывать свои мечты. Там очень тяжело выжить, поэтому все, кого я здесь встречал, были очень интересными личностями.

 

 

«Человек, который сможет с рампы сделать сальто через Арнольда Шварценеггера»

 

В Калифорнии Тевловский начал проводить занятия по гимнастике для детей, но быстро понял, что это не его.

 

— Мне было 24−25 лет, я был слишком молод, чтобы тренировать. Тогда я встречался с девушкой-фигуристкой из Канады. Ей предложили поработать в Северной Калифорнии, и мы поехали в Санта-Розу. Она начала работать, а я некоторое время жил как турист: ходил по окрестностям, знакомился с достопримечательностями.

 

Однажды случайная беседа с пожилым человеком за завтраком в кафе полностью перевернула жизнь Владимира.

 

— Он попросил разрешения присесть за мой столик и представился как Спарки. Мы заговорили, он очень заинтересовался моими дедушкой с бабушкой, которые познакомились в концентрационном лагере Дахау во время Второй мировой войны. На следующий день мы случайно встретились на льду, где выступала моя девушка. Я к нему подошел: «Добрый вечер, мы с вами познакомились вчера». Он меня тоже узнал. И вдруг я осознал, что Спарки — это Чарльз Шульц (американский художник-карикатурист, автор серии комиксов про мальчика Чарли Брауна и его собаку Снупи, которая считается одним из самых успешных комиксов всех времён. — Прим. TUT.BY).

 

Он меня спросил: «Не тот ли ты Владимир, который умеет кататься на льду на руках?». Я ответил, что это я и что я уже закончил с этим. Он попросил, чтобы я привез свое снаряжение, и, может быть, он даст мне место в шоу. Я отказывался как мог, но он настоял.

 

Шульцу понравился уровень мастерства Владимира, и ему дали главную роль в шоу с большим гонораром и номером люкс в отеле. Таким образом Тевловский снова оказался в шоу.

 

— Однажды Джилл, дочь Чарльза, предложила покататься с ней на роликах. Я на них хорошо катался. Она спросила, могу ли я делать трюки. Я ответил, что могу. И она предложила познакомить меня с ее друзьями, которые оказались создателями компании Rollerblade, крупнейшими в мире производителями роликовых коньков.

 

Меня взяли в компанию, мы начали давать показательные выступления на рампах. Потом Джилл решила сделать свое экстремальное шоу наподобие «X Games». Она собрала лучших велосипедистов bmx, скейтбордистов, акробатов, и мы выполняли опасные трюки. Шоу длилось 20 минут. И оно поехало по всей Америке и всему миру. Где мы только не выступали: и в Диснейленде, и на киностудии Universal…

 

Одновременно с этим Владимира начали приглашать сниматься в рекламе, где он выполнял трюки на роликовых коньках. Новая деятельность его очень увлекла, пока однажды не раздался телефонный звонок.

 

— «Володя, нам нужен человек, который сможет с рампы сделать сальто через Арнольда Шварценеггера». Я спрашиваю: «Когда?» — «Через полчаса на студии Universal». Я прыгнул в машину и чудесным образом успел. Приехал и оказался на съемочной площадке фильма «Бэтмен и Робин». Арнольд играл мистера Фриза, а я был одним из хоккеистов в его команде.

 

Там стояла огромная рампа, сумасшедшие костюмы. Джордж Клуни, Арнольд Шварценеггер… Я был ошеломлен! Я вырос на фильме «Коммандос». После съемок Арни подходит ко мне, хлопает по плечу и говорит: «Через меня так никто не прыгал, особенно на роликах». Мне было очень приятно. После этого я решил посвятить свое время каскадерской работе.

 

После участия в большом кино Владимир начал задумываться о том, как попасть в этот бизнес. Признается, что поначалу это ему казалось нереальным.

 

— Каким бы ты талантливым ни был, здесь помимо таланта нужны правильные связи. Нужно было очень много денег, чтобы разъезжать, знакомиться со всеми каскадерами. Учиться экстремальному вождению (мой отец участвовал в автородео, мне это помогло). Нужно было уметь гореть, знать все защитные средства, уметь нырять на высоком уровне — очень много нюансов.

 

Начал тратить деньги и понял, что на тренировки и поиски каскадерских работ у меня их не хватит. Чтобы иметь какой-то доход, я решил открыть свой бизнес: купил автоматы, которые продавали шоколадки и напитки. Этот бизнес мне позволял работать в любое время и приносил достаточный доход. Помимо этого, подрабатывал массажистом. Я окончил институт физической культуры, у меня были определенные знания. Но чтобы получить сертификат, нужно было отучиться в специальной школе в США, что я и сделал.

 

 

«Я вложил все свои силы, чтобы сделать Шайа Лабафа супергероем»

 

Через год активных поисков Владимиру стали открываться двери. Каскадерские роли пошли одна за другой, вскоре появились и актерские.

 

—  Была нужда в русских актерах, а их очень мало в бизнесе. В цирке на льду нам преподавали актерское и гримерное мастерство. Эти навыки мне очень сильно помогли.

 

Так Тевловский стал дублером Шайа Лабафа в двух частях блокбастера «Трансформеры».

 

— Первая часть «Трансформеров» стала очень успешной. Я вложил все свои силы, чтобы сделать Шайа Лабафа супергероем. Получилось очень здорово. Во втором фильме режиссеры решили добавить адреналина. Картинка стала страшнее и, естественно, трюки намного опаснее. Каждый день съемок был днем на выживание. Как правило, каскадер делает две-три работы в год, когда затрагивает грани своих возможностей. В «Трансформеры-2» я таких трюков делал по два каждый день.

 

Один из эпизодов снимался в Лос-Анджелесе на мосту высотой около 30 метров. Мне было нужно висеть на тросе, который обрывался, и мы с дублершей Меган Фокс летели спиной вниз на коробки. На эти коробки падать очень непросто. Первый удар можно сравнить с ударом об асфальт. После первого падения меня выключило на одну секунду.

 

Второй кадр: мы падаем с этого же моста, но на высоте 15 метров была построена колонна из строительных лесов, сверху которых лежали два мата. Мне нужно было упасть лицом вниз, удариться телом об эти маты, а ногами мимо матов. После этого удара маты должны были меня вытолкнуть, и я должен был кувыркаться до земли. Я попросил техников, чтобы края лесов обернули мягкими матами, чтобы мне не было больно. Все сделали, но сами трубы обмотали тоненьким поролоном.

 

Нам кричат: мотор, обрезают тросы, и мы полетели. Удар телом о маты был отличный, но ноги тут же, будто на качелях, с полного размаха ударяются о строительные трубы. Первый удар — словно ноги отломали, я лечу дальше вниз, переворачиваюсь и об эти же трубы и головой, и плечом, и спиной, и коленями. Крутился так несколько раз. Оператор положил камеру прямо под место моего приземления. И когда я падал, еще ногой в камеру попал. Побился со всех сторон: шишки, кровь, раны до костей.

 

Утром встаешь и понимаешь, что сегодня будет еще тяжелей: все болит, но нужно выполнить два-три таких же трюка. И так каждый день.

 

В конце съемок мы приехали в «Зону 51», где происходят секретные испытания. Нас туда завезли, потому что там есть белые пески, а недалеко от них лес. Каждое дерево высотой около 125 метров, которое могут обнять минимум два человека. В этих деревьях просверлили сквозные дыры и заложили тротил. 25 деревьев с одной стороны дороги, 25 — с другой.

 

Когда зарядили, я попросил посмотреть на тест. Они взорвали одно дерево, чтобы посмотреть, как это будет выглядеть. Это было самое ужасное, что я когда-либо видел. Дерево буквально разорвало в клочья, и огромные куски, с человеческий рост, разлетались во все стороны со скоростью пуль. Когда они врезались в другие деревья — разлетались в щепки, а когда в землю — впивались в нее на всю глубину. Само дерево начинало падать в любую сторону.

 

Я спрашиваю: «Так что у нас за сцена?» — «Ты бежишь 100 метров с начала до конца дорожки. И как только ты пробегаешь мимо дерева, мы его взрываем». За каждым деревом был закреплен подрывник. Пришлось бежать со скоростью ветра. Деревья взрывались с такой силой, что после каждого взрыва меня относило на метр-два в сторону.

 

Я был в защитной одежде и чувствовал, что в спину, как ножи, втыкаются куски дерева. Добегаю, кадр снят, все аплодируют, и все, кто стоял рядом со мной, смеются. Я спрашиваю: «Что здесь смешного? Я убегал с такой скоростью, что вам смешно стало?». Мне говорят: посмотри на себя. Я выглядел как дикобраз: из спины торчали палки разной длины.

 

За один из трюков в «Трансформеры 2» Владимир Тевловский был номинирован на премию Гильдии киноактеров США в номинации «Лучший каскадерский ансамбль». Признается, что было очень сложно сниматься в этом фильме. Получил предостаточно травм.

 

 

«На контрасте с такой актрисой, как Анджелина, сыграть непросто, но у меня получилось»

 

— Я работал с очень многими большими голливудскими звездами: Анджелина Джоли, Джонни Депп, Денни Де Вито, Мел Гибсон, Джордж Клуни, Роберт Дауни младший. Все они совершенно разные, но их объединяет то, что они большие профессионалы. Они добились результатов не просто так, их пути намного тяжелее моего.

 

Владимир говорит, что очень часто работа каскадера заключена в смерти на экране, и шутит, что делал деньги на смерти. Он вспоминает, каково это быть убитым самой красивой женщиной Голливуда.

 

— В сцене с Аджелиной Джоли в фильме «Солт» я на ее глазах убивал ее мужа, а через несколько минут она убивает меня. Но этот эпизод стал для меня неожиданностью. Режиссер поменял план в последний момент, он даже был снят. Он поставил всех русских актеров, посмотрел, остановился на мне, и говорит: «Его». Я не знал, что это значит, подхожу к своему координатору трюков:"Что это значит? Меня увольняют или на что-то новое поставили?". Он ответил, что мне дали новую роль, в которой меня убьют.

 

К этому нужно было хорошо приготовиться. На контрасте с такой актрисой, как Анджелина, сыграть непросто, но у меня получилось. Буквально через месяц мне звонят и спрашивают: «Володя, ты свободен? Собирай чемоданы, сегодня летишь в Венецию».

 

Прилетаю в Италию, поздняя ночь, сижу на площади Сан-Марко, готовлюсь к сцене. И вдруг слышу вдалеке женский голос: «Владимир, это ты?». Прожектор бил в глаза, я не мог рассмотреть, кто это. А это Анджелина Джоли через всю площадь подбегает ко мне, обнимает: «Так рада тебя снова видеть». Было очень приятно. Так совпало, что мы вместе перешли с одного фильма на другой. В «Туристе» у нас было больше совместных сцен. Между съемками провели вместе с ней, Бредом Питтом и их детьми пару ужинов. Она восхитительная женщина. Внешне хрупкая и миниатюрная, но очень сильная.

 

За плечами Тевловского около 40 картин в качестве каскадера и более 20 в амплуа актера, в том числе «Противостояние», «Ограбление по-итальянски», «U-429: Подводная тюрьма», «Ван Хельсинг», «Американский выскочка», «Капитан Америка», множество выполненных трюков в рекламных роликах мировых брендов, а также работа над клипом Мэрилина Мэнсона «Born Villain». Владимир говорит, что карьера каскадера приносила ему наслаждение. Он зарабатывал хорошие деньги, знакомился с интересными людьми и набирался опыта. Но в один момент осознал, что за 15 лет достаточно напрыгался и побился как каскадер и нужно что-то менять. Следующим шагом должна была стать роль постановщика и режиссера трюков.

 

— Два года после работы я посещал вечерние курсы по режиссуре. Как только окончил, мне предложили стать режиссером в сериале «Жаркое американское лето». Были прекрасные отзывы, и мне стали предлагать другие картины. Наконец я стал постановщиком трюков в Голливуде и стал снимать телевизионные сериалы и рекламы.
И сейчас готовлюсь к следующему шагу — перейти в режиссерскую работу. Выбираю проекты, где есть экшн. Главное желание — работать с людьми, которые мне нравятся.

 

Актер признается, что никогда не представлял, что так сложится его жизнь. В Беларуси он бывает редко, и в основном приезды связаны с неприятными событиями — похоронами близких родственников. А насчет Голливуда у него и вовсе не было никаких ожиданий.

 

—  Я давно для себя решил, что наши ожидания — это наш порок. Когда мы чего-то ожидаем и оно не оправдывается, мы разочаровываемся. Как правило, всегда что-то не так, как хотелось, поэтому происходит только разочарование. Я никогда в жизни даже не представлял, что так может получиться. Когда был маленьким, мечтал стать летчиком. Тогда я думал, что это нереальная мечта. И уже здесь моя жена подарила мне обучение на курсах пилотов. Я получил лицензию летчика и сейчас вожу свой самолет. Была мечта, но я не думал, что так произойдет. Если бы мне 20 лет назад, когда я сюда приехал, кто-то сказал, что я буду работать в Голливуде на этой должности — я бы засмеялся ему в глаза. Но я всегда отдавался на 100 процентов любой работе. Никаких корыстных целей я не преследовал. Цель была одна — сделать то, что от меня требуют, показав все, что я умею. И до сих пор этим занимаюсь и нахожу моменты, чтобы этим наслаждаться.

 

 

"TUT.BY"
11.03.2016