Екатерина Ажгирей

"Чем вынуждены заниматься люди театра в Беларуси"

В десятке наиболее высокооплачиваемых профессий Беларуси не значатся ни актерская, ни драматургическая, ни какая другая театральная. И в Год культуры AFISHA.TUT.BY решила узнать, где приходится подрабатывать и чем еще заниматься, кроме театра, людям сцены.

 

Вероника Винель, руководитель Бобруйского театра драмы и комедии имени В. И. Дунина-Марцинкевича: «Средняя зарплата в месяц — 3,5 миллиона»

 

Закончила Белорусскую государственную академию искусств, работает по специальности.

Фото с сайта kultprosvet.by

— Я не думаю, что только Бобруйска касается такая ситуация. Актеры мало зарабатывают, и это факт. Так, к примеру, Константин Лебедев (один из востребованных актеров) занят у нас в театре на полставки и дополнительно работает на заводе «Белшина». Конечно, это вынужденная ситуация: двое детей, жена — тоже актриса. Еще один актер тоже работал на заводе, но позже мы нашли возможность, так сказать, перевести его в театр. Средняя зарплата в месяц — 3,5 миллиона. У молодых и того меньше — 2,5 млн. У некоторых есть полторы ставки, кто-то дополнительно ведет кружки, подрабатывают участием в различных мероприятиях, но такая практика везде существует.

 

Бюджетное финансирование у нас — около 86 процентов, все остальное зарабатываем сами. Это наша выручка от продажи билетов. Финансирования хватает на оплату «коммуналки» и заработную плату работников. Частных инвесторов сейчас не так много, но у нас была спонсорская практика. Потенциал у нас есть, хотя мы понимаем, что вряд ли когда-нибудь удастся выйти на самоокупаемость, но, тем не менее, нужно стараться. Тем более что, несмотря на все трудности, мы занимаемся любимым делом.

 

Павел Рассолько, драматург: «Сейчас я барыга. Торгую стеклом на рынке»

Фото с сайта kultprosvet.by

Пишет пьесы с 2005 года. Как утверждает сам, «иногда где-то кто-то их когда-то как-то ставит, лучше не скажешь. Специальность — пролетарий. Много работал на стройке, как на „дядю“, так и на себя».

 

— Совмещается приятное с полезным очень просто: кто-то время тратит на телевизор, кто-то на рыбалку, кто-то любит ковыряться в гараже… Ну, а я открываю ворд и начинаю писать. В последнее время делаю это нечасто. В среднем выходит по две пьесы в год.

 

Я уверен, что жить на гонорары в нашей стране реально. Правда, поступают они из разных мест. А вот с авторскими у нас туго. Почему так происходит? Не знаю. Все привыкли плакаться на тему того, что мало выделяется средств из госбюджета. А с другой стороны, видимо, нам просто не хватает мужества попробовать заработать деньги по собственной инициативе. И это не изменить. Хотя бы потому, что спрос рождает предложение. Зритель наш неприхотлив (мягко говоря), и поэтому метать бисер никто не собирается.

 

Разумеется, в Минске (за всю страну не скажу) происходят всяческие театральные движения и случаются альтернативные официальным театрам проекты, но это все имеет уровень местного значения, скажем так.

 

Помимо писательской деятельности (пьесы и киносценарии), я музицирую. Даже иногда пишу музыку друзьям-режиссерами для спектаклей и кино.

 

То есть по логике вещей, я уже давно должен тут как сыр в масле кататься, получая различные вознаграждения от творческой деятельности, но этого нет, поэтому моя основная работа — торговля на рынке.

 

Константин Стешик, драматург: «На писательство тупо не остается времени»

Фото с сайта oppeople.ru

Пишет пьесы с 2004 года, по специальности не работает. Информацию о нынешнем месте работы предпочитает хранить в секрете.

 

Занял 2-е место на конкурсе «Евразия» в 2005 году, в 2014-м на фестивале в Чебоксарах получил кинопремию за лучший сценарий.

 

— Я работаю в одном из учебных заведений администратором (не системным). Совмещать с драматургией это очень трудно, поскольку на писательство тупо не остается времени. Жить на гонорары нереально в принципе. За все то время, что я занимаюсь драматургией (12 лет), мне платили за тексты категорически редко и крайне мало. В нашей стране вообще исключительно платил только «Свободный театр». ТЕАРТ должен был заплатить за постановку в 2013 году, но только с условием передачи им исключительных прав на мою пьесу — я отказался, понятное дело. Какие-то деньги получаю в ECLAB, где числюсь преподавателем.

 

Может, прозвучит глупо, но ни в нашей стране, ни в России труд драматурга трудом не считается. Если только ты не работаешь на сериальный конвейер. Театральные драматурги — это вообще низшая каста. Помимо «писательства», я элементарно вынужден зарабатывать на жизнь.

 

Виталий Королев, драматург: «Шесть лет в милиции, потом три года фриланса, а теперь рекламное агентство»

Фото с сайта ulej.by

Пишет пьесы 2 года, работает сценаристом в рекламном агентстве.

 

Член Союза писателей Москвы с 2014 года.

 

Спектакль по пьесе «Участковые, или Преодолеваемое противодействие» включен в программу Международного форума театральных искусств ТЕАРТ-2015, премьера спектакля по пьесе «Опиум» состоялась 15 апреля 2016 года.

 

Лауреат международных драматургических конкурсов «Ремарка», «Евразия», «Свободный театр» и др. Произведения опубликованы в различных журналах и сборниках («Кольцо-А», «Литеры», «Антология белорусской драматургии» и др.)

 

— Законы драматургии я изучал самостоятельно по учебникам, семинарам, вебинарам и вообще всему, что можно было только достать.

 

В итоге сел и написал пьесу, «Участковых…». Отправил ее в центр белорусской драматургии, она заинтересовала определенных людей. По тексту сделали качественную читку (режиссером стала Елена Силутина), получился почти спектакль. В итоге он попал на международный форум театрального искусства ТЕАРТ, где его увидела широкая публика и театральные критики.

 

Когда спектакль шел на малой сцене РТБД, мне платили деньги. За показы «Опиума» (спектакль, деньги на который собирали при помощи краудфандинга. — Прим. авт.) я тоже получаю определенный гонорар. Но это проектный театр, т.е. деньги то есть, пока проект есть, то нет. А еще проблема в том, что меня не ставили в гостеатрах, я же был только в РТБД на малой сцене. Да, у меня был договор, но это не тот масштаб, и деньги эти небольшие.

 

Для меня драматургия — это хобби. А работаю я на работе. Шесть лет в милиции, потом три года фриланса, а теперь рекламное агентство. Я бы с удовольствием писал только пьесы, если бы мне за это платили вменяемые деньги. Если бы была такая у нас должность — драматург в театре.

 

Есть драматурги, которые пишут по пьесе в месяц, и ее ставят. А есть те, которые пишут пьесы уже десять лет — и ничего. Это как актеру стать знаменитым — нужно попасть на волну. Сейчас прокормить себя и свою семью на гонорары я не могу. Почти все наши драматурги заняты в других сферах. И я считаю, что для кого-то это даже продуктивно: не выжимаешься интеллектуально, как лимон.

 

Василий Черенков (имя изменено по просьбе героя), актер: «Подрабатываю ведущим на радио, периодически снимаюсь в рекламе и короткометражках»

 

Работает в одном из государственных театров, подрабатывает съемками в рекламе и ведущим на радио.

 

— Я заканчивал Академию искусств, театральное отделение, актерский факультет. Сейчас работаю в театре, сам распределился сюда после учебы. Подрабатываю ведущим на радио, периодически снимаюсь в рекламе и короткометражках, но вот со вторым, скорее, на некоммерческой основе. На актерскую зарплату живется местами хорошо, местами не очень. У нас в театре балльная система, а это значит, что каждый спектакль в репертуаре имеет определенное количество баллов, как и каждая в нем роль. В зависимости от занятости зарплата может быть либо больше, либо меньше — это логично, и она у меня всегда очень плавающая. Ты можешь сыграть три спектакля в массовке или пять на главных ролях. Все очень вариативно. Молодые актеры в среднем получают миллионов 5 в месяц. Но, опять же, эта цифра подвижна в обе стороны. Может быть 6, 7, даже 8 миллионов, а может быть и 2. Все зависит от ролей и спектаклей, на этом ведь все завязано. Конечно, в этой ситуации возрастным актерам гораздо сложнее: несколько спектаклей в день уже не так «отбегаешь». И разве справедливо, что с таким опытом им приходится жить на гроши? Поэтому в театре кто-то может быть задействован на двух должностях: т.е. быть осветителем и актером, к примеру.

 

Я часто живу в долг. Но иногда за один съемочный день могу заработать долларов 300−400, это в хорошей рекламе. В любом случае, на заводе я бы не работал. Не знаю, снимал бы там, писал что-то. Кстати, я как-то даже зарабатывал видео и свадебной фотографией.

 

Можно винить всех во всем, а можно попробовать поменять профессию, сделать еще что-то, двигаться и начать с себя.
 

"TUT.BY"
27.06.2016