Анна Ефременко

"Мы думали, у вас СССР, а тут такой движ!". Кто и как делает главный арт-пикник Минска

Чуть больше месяца осталось до главного минского арт-пикника — Freaky Summer Party, который в этом году уже прыгнул выше головы и масштабировался до двухдневного феста. Как выстраивать работу с властями, объяснить белорусскому бизнесу, что такое ивент-маркетинг, и сделать один из любимых фестивалей минчан корреспонденту AFISHA.TUT.BY рассказали арт-директор FSP Денис Трусило и PR-менеджер Алла Алоэ.

 

«Система так устроена, что даже у прогрессивных чиновников элементарные процессы согласования занимают уйму времени»

 

Окна офиса креативного агентства Pocket Rocket, отвечающего за минский фестиваль FSP, выходят прямиком на стадион «Динамо». И это символично уже тем, что каждый год подготовка пикника становится соревнованием со временем. Вот и сейчас Денис разговаривает с нами в перерыве между встречами, а за время беседы телефон звонит по меньшей мере 5 раз.

 

— Не обращайте внимания. Вчера был сумасшедший рабочий день, который закончился в 2 часа ночи. И сегодня он продолжается, — несмотря на сказанное, Денис бодр и решительно настроен.

 У вас сейчас самое горячее время?

 

Д.Т.: В каком-то смысле да. Но вообще работа в офисе кипит круглый год, — пока мое лицо выражает сомнение, Денис поясняет: — FSP-2016 мы начали готовить уже на следующий день после того, как закончился фестиваль прошлого года. Потому что мы как никто знаем, сколько времени уходит на согласование бюджетов с крупными брендами и сколько бумажка с согласованием мероприятия может курсировать по министерским кабинетам.

 

Уже известны первые участники арт-пикника. В программе EDUTAINMENT заявлены спикеры из России, Эстонии и, конечно же, Беларуси, которые затронут тему урбанистики, градостроения, взаимодействия городских властей и жителей.

Илья Красильщик — издатель meduza.io, бывший главный редактор московского журнала «Афиша».

Хэлен Силдна — гражданин года Эстонии, организатор Tallinn Music Week.

Среди музыкантов уже объявлены такие имена как MUJUICE (RU), Markas Palubenka (LT), One The Go (RU), INTELLIGENCY (BY).

 Что в бюрократическом процессе остается самым сложным?

 

Д.Т.: Затраченное время и время ожидания. Ты приносишь концепцию мероприятия и заявление на согласование сперва одним, затем другим. Проводишь огромное количество встреч с чиновниками разных учреждений. Потом оставляешь заявление и ждешь. Звонишь, контролируешь, пошел ли твой листок бумаги дальше по этим кабинетам или где-то застопорился. Если завис, разбираешься почему, встречаешься снова. Я не жалуюсь, ведь это помогает узнать, что представляют собой государственные институты, как с ними работать, какие люди там. И знаете, много увлеченных и заинтересованных, просто сама система так устроена, что даже у прогрессивных чиновников элементарные процессы согласования занимают уйму времени.

 

Кстати, в этом году, когда мы начали более плотно сотрудничать с госструктурами, мы нашли много единомышленников, которые нас поддерживают и даже после короткого общения с нами видят, что наше сотрудничество может принести плоды. И за такими решениями — давать добро на мероприятия типа FSP в Минске или нет — стоит ведь не просто система, за ними стоят конкретные люди. Мы бы потратили еще больше сил, если бы, скажем, нас не поддержала директор Национального агентства по туризму Вероника Дорожко, Управление спорта и туризма в лице Демешко Светланы Михайловны, Управление культуры Мингорисполкома или лично Карпенко Игорь Васильевич, заместитель председателя.

 из архива организаторов

 Значит, можно сказать, что год от года (FSP проводится в Минске 4−й раз начиная с 2011 года. — Прим. TUT.BY) легче не становится?

 

А.А.: Система с годами упрощается, но быстрее она не стала. Да, раньше все заявления мы собирали сами, теперь это делает за нас Мингорисполком, но ты все равно висишь на телефоне и контролируешь каждый шаг, чтобы ничего нигде не застопорилось. Ведь для нас в прямом смысле «время — деньги».

 

 Раз уж речь зашла о деньгах, как обстоят дела с поддержкой от бизнеса? Они готовы инвестировать даже с поправкой на экономическую ситуацию?

 

Д.Т.: Ивент-маркетинг уже давно тренд во всем мире, и вот сейчас явление докатывается до Беларуси. Объяснять бизнесу, почему нужно инвестировать в мероприятие или спот (точку на фестивале. — Прим. TUT.BY), непросто. Но скажу честно, когда мы показываем цифры с охватом вовлеченной аудитории тому или иному партнеру, он остается под впечатлением.

 

Смотрите, какая штука произошла в прошлом году: за 8 часов мероприятия люди сделали 3,5 тысячи Instagram-фоток с хештегом FSP, и общий охват с учетом их френдленты вышел больше, чем охват публикаций ста СМИ после мероприятия. Наши партнеры не ждут, что все гости купят себе, скажем, смартфон их бренда. Но они ждут формирования лояльной аудитории и имиджа.

 

Кстати, такие мероприятия — еще и тренд для городских властей. Ведь при помощи хороших активностей можно легко прокачать бренд города или страны, повысить лояльность и привлечь туристов. Посмотрите на тот же Sziget в Будапеште, который начинался как студенческая инициатива, а перерос в самый масштабный европейский музыкальный фестиваль. В том числе и благодаря первоначальной поддержке городских властей и муниципалитета.

 из архива организаторов

«Мы думали, у вас там СССР, а тут такой движ!»

 

 Вы уже упомянули, что не так давно заручились поддержкой Национального агентства по туризму. Как собираетесь использовать эту структуру?

 

Д.Т.: Глобально, у нас же общие цели: сделать Беларусь привлекательной для туристов. И особенно для молодежи. Показать, что ездить на фестивали и за весельем можно не только куда-то в Европу, но и сюда. Когда мы делали презентацию FSP на фестивале Tallinn Music Week, Vilnius Music Week, Stockholm Balticlab и показывали фото и видео с феста, участники удивлялись, мол, такой ивент в Беларуси? Мы думали, у вас там СССР, а тут такой движ. Так вот, мы работаем над тем, чтобы эта ассоциация расширялась за пределы отдельно взятой аудитории таллинского или любого другого фестиваля.

 из архива организаторов

 Что для этого нужно?

 

А.А.: Даже просто поддержка в виде бумаги, в которой написано, мы, такая-то государственная организация, поддерживаем фестиваль и считаем его важным для города. С таким листком уже лучше стучаться в двери, они чаще открываются.

 

Конечно, продвижение фестиваля для иностранной аудитории потребует немалых вложений сил и денег в маркетинг и распространения контента о нашем фесте за рубежом. И тут нам тоже пришлась бы кстати любая помощь. Кроме того, я всегда буду ратовать за упрощение визового режима для туристов, которые приезжают в Минск на крупные события. Мы видели, как это возможно сделать, когда проходил чемпионат мира по хоккею. И сейчас уже наша задача максимум — упростить получение визы для иностранных гостей. Мы понимаем, что такой вопрос решается только на высшем уровне, и работаем над тем, чтобы доказать эффективность притока туристов для государства.

 Зачем европейцу ехать на FSP, когда у него есть тот же Sziget или десяток фестивалей в пределах родной страны?

 

Д.Т.: Так и Sziget не был таким крупным, когда проводился второй или пятый раз. Все взаимосвязано: государство или частные инициативы помогают масштабировать фестиваль, увеличивается его бюджет, становится круче лайнап, образовательная часть, растет и аудитория.

 

Кроме того, сейчас мы едва ли не самый дешевый фестиваль в Беларуси. Что уже говорить, если сравнивать нас с европейскими. Грузинский `Gem Fest с первого раза поддержал город, пригласили крутых организаторов, те со знанием дела сделали фестиваль, который сейчас с легкостью замещает KaZантип. Или вот недавно мы были на упомянутом Tallinn Music Week, его организатор Хэлен Силдна (спикер на Edutainment площадке в этом году. — прим.TUT.BY) была признана человеком года в Эстонии, а президент Эстонии открывал фестиваль, а потом еще и крутил пластинки за пультом. И на плечи муниципалитета ложатся расходы на маркетинг фестиваля за пределами страны. Задача организаторов — привлечь гостей и заселить отели Таллина в низкий сезон. Вот какое может быть буквальное проникновение власти в фестивальное движение.

 А в ваш фестиваль власти как-то пытались проникать? Вам выставлялись какие-то дополнительные условия?

 

Д.Т.: Да никаких. У нас есть четкий закон, который регламентирует и нашу, и их деятельность, — это закон о проведении массовых мероприятий. И в нем четко все прописано и об охране, и о безопасности, о содержании, ответе за чистоту и уборку территории, соблюдении всех требований ОСВОД. Как раз тут все просто и предсказуемо. А вот движение бумаги из Управления культуры в идеологию, затем в МВД и далее по списку — уже не так предсказуемо. А потом ты заключаешь договоры с «Зеленстроем», МВД, ОСВОД и остальными. И готовишь «гастрольки». И параллельно ищешь партнеров, и все это такой бешеный круговорот, для которого и года мало.

 из архива организаторов

 Какой поддержки в этом процессе вы ждете от городских властей?

 

А.А.: Можно злиться на систему и ругать ее за то и это, а можно попытаться понять, как все устроено, разобраться в процессах и идти планомерно. Вот мы за второе — так хоть и тратится время, но мы уверены в результате.

 

Д. Т.: Мы оплачиваем услуги всех государственных структур, которые содействуют проведению мероприятия, это нормально. Мы коммерческий проект, бизнес-единица, и рассчитываем только на себя. Правда, некоторые платы нам не кажутся обоснованными. Когда твой знакомый ди-джей из Европы готов приехать и сыграть сет на полчаса-час бесплатно, а ты должен выложить за гастрольное удостоверение до нескольких тысяч долларов — не понятно, за что мы платим.

 

Было бы здорово, если бы город активнее поддерживал подобные мероприятия — от этого выиграли бы все. Минск к этому сотрудничеству придет, просто это не год и не два: умение ждать — наше национальное.

 

 

"TUT.BY"
15.06.2016