На деньги Завишей издавали книги Богдановича и Коласа

Хорошо ли мы знаем историю своей страны? Мы учим ее по датам, битвам, разделам, подписаниям договоров, потом начинаем во всем этом путаться и забывать. Но ведь за каждым событием стоят люди, вершившие их. Именно от них зависел ход истории. Ими двигали мечты, таланты, амбиции, а они уже двигали всю страну.

 

В цикле «Знатный род» мы решили посмотреть на нашу историю через фамилии, которые прославили Беларусь. Постарались найти их потомков, узнать, где и чем они живут. В сегодняшнем выпуске – история рода Завишей.

 

 

Завиши упоминаются в Литовских метриках рядом с Радзивиллами, Сапегами, Ходкевичами. В разные века они знавали и славу, и горе, в XIX веке не смогли подтвердить свое дворянство, несмотря на близость к королям. Но именно герб Завишей «Лебедь» стоит и на «Вянке» Максима Богдановича, и на первых книгах Якуба Коласа, когда он издавался под псевдонимом Тараса Гущи.

 

 

Как очаровать богатую невесту

 

Многие представители рода Завишей, судя по всему, были галантными кавалерами и обходительными рыцарями. И выгодные женитьбы не раз помогали благополучию и могуществу магнатов.

 

Подробности жизни этого рода известны благодаря мемуарам, которые оставил минский воевода Крыштоф Завиша в начале XVIII века. В середине XIX века они были переведены с латинского языка на польский, а несколько лет назад издатель Виктор Хурсик перевел их на белорусский:

 

- Это уникальный исторический документ, оставленный нам Крыштафом Завишей, литвином по происхождению. Он не однажды был выбран соотечественниками в сейм, судил на трибуналах, лично знал тогдашних королей Речи Посполитой, был тепло принят Петром Первым.

 

Именно из этой книги мы узнаем и о том, кого по легенде, сохранившейся во многих исторических хрониках, можно назвать первым Завишей. В конце XIII века некто Завиша Ружич (по названию первого герба Завишей «Роза») оказался при дворе чешского короля Вацлава. Сам король ушел в военный поход, а королевство оставил своей матери - королеве Агнешке. Рыцарь Завиша за это время так очаровал королеву, что та вышла за него замуж и передала ему управление всем государством. Вернувшийся Вацлав хоть и был в шоке, но ради матери не стал ничего предпринимать. Правда, конец у Завиши Ружича оказался бесславным: «…Задумаў супраць караля Вацлава бунт, каб яму аддаў карону. (…) быў вымушаны вярнуць замкі і адшукаў смерць у народзе» (здесь и далее выдержки из книги «Успамiны Крыштафа Завiшы». – Ред.).

 

Спустя несколько столетий, в XVI веке, уже другой представитель рода, Ян Завиша, женился на единственной дочери воеводы Кежгайло Барбаре, в приданое которой отец отдал графство Бакшты с центром в Смиловичах, с пятью тысячами подданных. По тем временам состояние колоссальное! Вдобавок Завиша взял себе герб Кежгайло «Лебедь» и прозвище Завиша-Кежгайло.

 

- Вместе с Бакштами Завиша получил и титул графа, который род носил до XIX века и который признавался королями, - рассказывает Виктор Хурсик. – Но после раздела Речи Посполитой Завиши не смогли подтвердить свое дворянство.

 

 

Литератор, дипломат, воин

 

Крыштоф Завиша был самым ярким представителем рода.

 

- Он был прекрасным дипломатом, участвовал во всех переговорах от Речи Посполитой, несколько раз встречался с Петром Первым. Однажды, в 1709 году, Петр навестил супругу Крыштофа Терезу Тышкевич в его отсутствии: «Ягамосць цар, праязджаючы праз Рагнету (сегодня город Неман Калининградской области. – Ред.). у маю адсутнацсь быў з візітам у маей жонкі. Быў вяселы, піў і танцаваў, задаволены ад добрага прыему і гутаркі. Прыхільнасьць досыць засведчыў і сведчыць абяцаў: строга прадпісаў бяспеку пражывання і ахову ўсіх маенткаў у Літве».

 

История имела продолжение, когда спустя какое-то время Петр находился на территории современной Беларуси, он организовал прием в Слуцке литовских дворян-шляхтичей, и Завишу на зависть всем одарил золотой табакеркой.

 

У Крыштофа и Терезы было много детей. Старшую 20-летнюю дочку Барбару они выдали замуж очень стремительно, чуть ли не против собственной воли.

 

«Гэты (князь Николай Фаустин Радзивилл. – Ред.) пастаянна атакаваў нас патрабаваннем аддаць дачку. Нарэшце, на св. Барбару прыехаўшы на імяніны ў госці, прамусіў нас, каб мы ў той жа дзень далі вячэру і ў грамадзе бліжэйшых суседзяў пагадзіліся са спаўненнем яго жадання зазнаць мілы ложак. З вялікай цяжкасцю тое сталася, бо так неспадзявана выдаць і спраўляць вяселле не хацелася. Але калі ўжо споўнілася, няхай Бог іх бласлаўляе… (…) Пажыла ягамосць княжацкая пара ў нас два тыдні і, узяўшы з сабой маю жонку, 26 лютага, на мой вялікі жаль, ад’ехала ў Глуск, а я застаўся з малымі дзецьмі падобны на самотнага пелікана. (…) Маей дачцэ княгіні падарыў прыгожага турэцкага каня: хай ей да чарады ўдач».

 

В 1700 году Крыштоф путешествовал по Италии и привез в Минск подаренные папой римским мощи святого Фелициана«Рэлiквiю - мошчы святога Фiлiцыяна-пакутнiка, дадзеную мне ў Рыме ў юбiлейны 1700 год найвышэйшым пастырам Клеменсам XI, - ахвяраваў касцёлу айцоў-езуiтаў у Мiнску. (сегодня - Кафедральный костел на площади Свободы. – Ред.)… Пры вялiкай колькасцвысакародных людзей i сходзе простага народу ў працэсii з цэхамi, брацтвамi, музыкамад царквы Святога Духа ўнiятаў айцоў-базыльянаў да згаданага касцёла. Труну, абабiтую пунсовым аксамiтам, з багатымгалунамi, усю ў шкле, несла ў калчане начальства ўсiх мiнскiх манаскiх ордэнаў. Манахіні асісціравалў працэсіі». В этом костеле Крыштоф и был похоронен.

 

Единственный сын Игнат выбрал военную карьеру, дослужился до звания генерал-майора кавалерии армии ВКЛ, женился на Марцибелле Огинской, но пара была бездетной. Поэтому все имущество после смерти Мацибеллы, которая пережила мужа на 15 лет, перешло к ее дяде Михаилу Казимиру Огинскому. А у того после второго раздела Речи Посполитой имения были конфискованы.

 

Так угасла эта ветвь рода Завишей.

 

 

Король Речи Посполитой – опекун сирот Завишей

 

Наследники второй ветви рода, которая идет от двоюродного брата Крыштофа Яна Завиши, живут в Европе и сегодня. Правда, фамилия угасла в начале ХХ века.

 

Сын Яна Завиши Теобольд был храбрым воином, командовал в конце XVIII века пятигорской хоругвой (полком): на службу в армию ВКЛ тогда нанимались выходцы с Кавказа - черкесы. Полковник Завиша был дважды женат и умер, когда самому старшему сыну от первого брака было только 10 лет, остальные дети были совсем маленькими. Причина смерти до сих пор непонятна - в архивах описывают какие-то припадки. Что это было - эпилепсия или инсульт - сегодня сложно сказать.

 

Государство не оставляло вдову с сиротами и назначало официального опекуна. У детей Теобольда Завиши опекуном стал король Речи Посполитой. И два сына Теобольда - Ян Кароль и Казимир - всегда пользовались расположением короля. Они получили хорошее образование, стали офицерами, король назначил их своими шамбелянами - камергерами. И когда король Станислав Август приезжал в 1784 году в Несвиж, Ян Кароль и Казимир представляли Минщину.

Ян Кароль женился на Тересе Свенторжецкой и поселился в родовом имении Жорновка. Но умер от такого же припадка, как и его отец.

- Молодая жена делала все, чтобы он поправился, ведь детки были совсем маленькие, - говорит Виктор Хурсик. – В архивах я читал описание того, как лечили парализованного на одну сторону графа. Один врач взял на себя обязательства, что Ян Кароль будет ходить при поддержке. Прописывал массаж, процедуры, порошки. Но спасти Яна Кароля не удалось, он умер, не оставив даже завещания.

 

 

Кухтичи – маленький Париж

 

Брат Яна Кароля - Казимир, генерал-майор коронного войска, был человком эксцентричным. Женился он только в 40 лет. Его свадьбу Станислав Август устроил чуть ли не лично, сосватав за Казимира дочку своего приближенного Тадеуша Липницкого. Анна выросла в Варшаве, была яркой, начитанной, образованной.

 

- В архивах я нашел документ, в котором написано, что король был свидетелем на их свадьбе, - говорит Виктор Хурсик.

 

Казимир Завиша увез молодую жену из блистательной Варшавы в родовое имение Кухтичи, которое она быстро превратила в центр не только Игуменского повета, но и всей Минской губернии. Имение даже называли маленьким Парижем! Анна организовывала балы, салоны, устраивала игры в фанты, знакомила молодых дворян с будущими невестами. В общем, жизнь в Кухтичах кипела. У Завишей уже было две дочки, но граф мечтал о сыне. И Анна его родила в день, когда был созван очередной бал. Анна решила его не отменять, хотя роды были очень тяжелыми. Анна появилась перед гостями не сразу - очень бледная и слабая. А через несколько дней молодая графиня умерла. Не выжил и малыш.

 

Уже в звании генерала женился во второй раз через три года, но уже того блеска, что при Анне, у Кухтичей больше не было. Через несколько лет умер и Казимир.

 

Последний из Завишей и главная меценатка «беларушчыны»

 

Когда братьев Яна Кароля и Казимира уже не было в живых, их дети решили пожениться. Единственный сын Яна Кароля Тадеуш женился на дочери Казимира Валерии.

 

- Их сын Ян вырос большим умницей, получил блестящее образование, занимался археологией, его труды и сегодня изучают в университетах, а книги хранятся в Национальной библиотеке, - говорит Виктор Владимирович.

 

Правда, именно Ян Завиша не смог подтвердить графский титул, поэтому устроился в канцелярию местного Минского дворянского собрания. Женился на фрейлине двора его императорского величества Александра Второго Марии Квилецкой. Именно он впервые в 1862 году издал мемуары своего предка Крыштофа Завишы. Ян Завиша был настоящим патриотом родного края, и хотя семья жила в Варшаве, Завиша выписывал из Беларуси крестьян для уборки урожая и сенокоса в имении жены, с которыми с удовольствием вел беседы по-белорусски.

 

Его младшей дочери Марии Магдалене выпала судьба удивительная, яркая, трагическая. Именно ей передалась любовь отца к родине. А самой Магдалене явно не хватало материнской любви - любимицей матери была ее старшая сестра.

 

В 19 лет Марию Магдалену выдали замуж за богатого польского магната Красинского, который был намного ее старше. Через десять лет Красинский умер, оставив все наследство их единственной дочери Людвике.

 

Магдалена, которая очень неуютно чувствовала себя в варшавском высшем обществе, переехала в Кухтичи в начале 1900-х. К счастью, в наследство от родителей ей достались и Кухтичи, и Жорновка, и немаленькие средства. Ей было 34 года, когда во время путешествия в Лондон она познакомилась с молодым князем, офицером Николаем Вацлавом Радзивиллом, который был на 19 лет ее моложе. В 1906 году они поженились. Варшавская пресса была в шоке, об этом неравном браке писали многие газеты. Но молодые ни на что не обращают внимания и уезжают в Кухтичи, Магдалена записывает на Николая все свое состояние.

 

Молодой князь оказался достаточно предприимчивым хозяином, он построил железнодорожную ветку для вывоза леса, которая работает и по сей день. Вместе с супругой они поддерживали идею возрождения Литвы-Беларуси, в Петербурге финансово поддерживали издательскую суполку «Загляне сонца і ў наша аконца», спонсировали издание «Нашей нивы», открывали белорусские школы. Деньги выдавали нелегально, часто без всякой расписки.

 

- Мария Магдалена никому не отказывала в деньгах, чем многие пользовались, - рассказывает Виктор Хурсик. - Когда к ней пришли за помощью в издании книги Богдановича, средства на нее на самом деле уже были собраны. Но Магдалена этого не знала и деньги дала, поставив условие - ее герб должен быть на всех книгах, которые она поможет издать. Поэтому «Лебедь» Завишей есть не только на «Вянке» Богдановича, но и на ранних книгах Якуба Коласа под именем Тараса Гущи, Констанции Буйло…

 

Счастье Марии Магдалены, последней из Завишей, оказалось очень недолгим. В 1914 году офицера Николая Радзивилла отправили на фронт и в первые дни Первой мировой он погиб в Мазурских болотах. На похоронах в Кухтичах были многие белорусские патриоты, хоронили князя под бел-чырвона-белым флагом. Во время революции большевики на месте могилы Николая Радзивилла в усыпальнице поставили локомобиль, который вырабатывал ток.

 

В 1918-м Мария Магдалена Радзивилл была вынуждена уехать за границу – имение ее было разграблено, оставаться было просто опасно. Умерла она в Швейцарии в 1945 году, пережив любимого внука, который погиб во время войны в Варшавском восстании.

 

Правнук Марии Магдалены живет в Лондоне – Адам Замойский писатель, как и его далекий предок Крыштоф Завиша.

 

 

"Комсомольская правда в Беларуси"
29.03.2016