Ульяна Будзiк

Поставь свой памятник. Как умные люди играют в городскую игру

Танцующие и перевернутые дома, писающие мальчики и девочки, большой и средний пальцы – таким скульптурам в скромном минске, пожалуй, было бы тесно, да и нужно ли? Но маятник таки качнулся: городские активисты затеяли игру. серьезную игру.

 

 

Сетевая игра «Поставь свой памятник» задумана как многоходовочка, и первый ход уже сделан: намедни в Пушкинской библиотеке минская интеллигенция обсудила, каких памятников не хватает городу, и внесла «монументальные предложения». Среди них – много дельного:

Два проекта активиств – явно в лидерах. Журналист Сергей Дубавец предлагает поставить лавку «1963», на которой спиной друг к другу будут сидеть Харви Освальд, подозреваемый в убийстве президента Кеннеди в 63-м, и Сергей Хонжонков, советский диссидент, в том е году пытавшийся уничтожить «радиоглушилку» – чтобы не мешала слушать «Радио 'Свобода'». Оба связаны с Минском: первый работал здесь токарем, второй переехал сюда с родителями – бывшими политзаключенными. Умные дяди на встрече сказли, что это очень, очень концептуальное предложение.

Второй любопытный проект придумал театровед Алексей Стрельников. Он считает, что Минску недостает памятника «мору і горам» – этакое воплощение белорусской мечты:

Стрельников поясняет: «После очередных выборов оказались с друзьями в Словении – у всех были депрессивные настроения. Но после того, как нас свозили на море и покормили какими-то дешевыми морепродуктами, а потом – в горы (сверху наши проблемы показались незначительными), в Минск мы вернулись в боевом настроении. Выходит, вот чего не хватает белорусам? Кстати, мысль про «горы и море» не у меня одного бродит в голове – у замечательной группы TonqiXod недавно появилась песня «Насыпаць горы».

 

Отобранные деятелями культуры памятники нанесут на карту города. Затем художники создадут макеты, программисты подготовят 3D-модели. Скульптор Павел Войницкий даже предложил еще один ход: на местах виртуальных памятников зимой поставить памятники ледяные. До этого далеко, но начало положено.

 

 

Катастрофическое саморазрушение

 

На встрече в Пушкинской библиотеке высказали и антимнение, мол, обсуждения памятников отвлекают горожан от настоящих проблем. На что культуролог и искусствовед Сергей Харевский (тот самый, который провел первую в истории беларускамоўную дискотеку) отвечает: «Минск катастрофически разрушает сам себя, в этом как раз и есть «настоящая проблема.

 

Уничтожили уникальный комплекс первой электростанции, хоть уверяли, что она останется; обещали восстановить дом Богдановича, как и не трогать его памятник; беспричинно разрушили здание «Музей войны», а теперь рассуждают, что бы туда всадить; автовокзал «Московский», один из шедевров белорусской школы архитектуры, и 15-и лет не простоял! Сегодня говорим о целенаправленном уничтожении Минска как целостного культурно-урбанистического окружения. 
Обсуждать памятники стоит именно сейчас, чтобы не приумножать тот эклектический хаос, в который нашу столицу спихнули власти».

Сергей Харевский

Сергей Харевский

По мнению Сергея, Минску «нужны памятники общенационального значения, которые бы позиционировали его как столицу многомиллионного государства: Сапеге, Калиновскому, Богушевичу... У нас, в отличие от соседей, нет памятника первому городскому князю (в нашем случае – Глебу). Что говорить, нет даже монумента, посвященного битве на Немиге!»

 

 

Самые странные памятники прошлого века

 

Говоря о минских памятниках, нельзя не вспомнить исторические курьезы. Например, когда-то возле Купаловского театра стоял памятник Карлу Марксу. Правда, он… растаял! Потому как был из гипса.

Часовня Александра Невского, давшая название известному скверу, в последние годы (а речь – о конце 1920-х) представляла собой газетный киоск.

 

Или вот, например, часовня-монумент в честь юбилея Никейского собора, утвердившего главные догмы христианства. Оттуда название соседствующей площади – Юбилейная. Большевикам-безбожникам название понравилось – появилась гостиница «Юбилейная». Бог умер.

Как изменить город к лучшему

 

Памятник – вовсе не обязательно привычная для нас круглая скульптура на постаменте. К тому же бронзовые монументы, которые нельзя трогать, а можно только возлагать к ним цветы – скучно. Заграницы давно живут тем, что каждое дерево, лавочка или дом кому-нибудь посвящены. У нас с этим сложнее. Из последнего – памятник «Городские весы» на тему Магдебургского права и скульптура с иконой Божьей матери на Зыбицкой. А где – смелые инициативы?

 

Сергей Харевский: «К сожалению, последние 20 лет власти пресекают практически все инициативы – от экологических до художественных. А ведь когда-то усилиями общественности удалось спасти усадьбу Ваньковича, Александровский сквер...

 

Давно пора возобновить диалог с властям по поводу судьбы города: у общественности есть идеи, а у чиновников – печати. Будут брать на себя хоть сколько ответственности – и город на глазах изменится в лучшую сторону»

Если говорить об удавшихся столичных проектах, то наибольшие успехи в культурном раскрепощении города продемонстрировали художники-муралисты – вспомним фесты street-art'a и Vulicа Brasil. Интерес вызывают проекты Надежды Илькевич, которая мобилизуют горожан охотно делать то, что никто делать не любит, устраивая арт-субботники. Художник Войницкий, о котором уже шла речь, – еще одна надежда города на лучшее будущее. Один из последних его проектов – «Дорога в будущее» для Парка Победы – про войну, но только без патетичных штыков.

Художник Войницкий сделал и памятную доску Каролю Яну Александру Чапскому на историческом здании пивзавода. «Маловато, ибо городскому голове необходим полноценный памятник», – отмечает Павел.

Такие дела.

"KYKY.ORG"
18.05.2016