Юлия Василюк

Журналист нашего портала посетила открытый урок известного вокального коуча

Театр «Территория мюзикла» взялся за амбициозную задачу: поставить на столичных подмостках лицензионный бродвейский мюзикл NEXT TO NORMAL («Недалеко от нормы»).

 

В штатах спектакль снискал популярность зрителей — более 700 представлений на Бродвее это подтверждают. Заслужила постановка и высокую оценку критиков: мюзикл современных авторов Тома Китта и Брайана Йорки назвали «одним из лучших шоу за последние 10 лет».

В копилке NEXT TO NORMAL немало наград: 3 высшие американские премии в области музыкального театра TonyAward, а также Пулитцеровская премия в номинации «Драма».

 

Мюзикл «Недалеко от нормы» расширяет границы жанра. Это не просто веселые песенки, от которых у публики становится весело на душе. Задача постановки не развеселить, а заставить задуматься.

 

В центре внимания женщина, страдающая биполярным расстройством. Как болезнь человека сказывается на его близких? Какая она, «нормальная семья»? Что такое в принципе «норма»? Спектакль эмоционально и доступно рассказывает зрителю о людях с психическими расстройствами, которые живут рядом с нами.

 

На русском языке мюзикл «Недалеко от нормы» будет представлен впервые. Перевод либретто был сделан специально для театра «Территория мюзикла».

 

Постановщики — режиссер Анастасия Гриненко, хореограф Дмитрий Якубович, художники Андрей Меренков и Юлия Бабаева — уже два года занимаются работой над спектаклем.

 

Сейчас подготовка вышла на финишную прямую — премьера запланирована на февраль. Недавно в Минск приезжал бродвейский вокальный педагог Эндрю Бёрн, который помогал белорусским артистам освоить новую технику пения.

Несколько открытых уроков всемирно известный вокальный коуч провел и для студентов Академии искусств. На одном из них побывал и журналист velvet.by.

 

— Первое, что я говорю всем артистам в Нью-Йорке: «Нам очень повезло — мы родились с талантом петь!», — улыбнулся Эндрю. — Я начинал с классического пения, но потом понял: мой любимый жанр — мюзикл. Он постоянно развивается, обновляется, впитывает в себя что-то новое и приносит это на сцену.

 

Тему занятия определили быстро: студентов больше всего интересовал белтинг. Для американцев данная техника пения естественна — они владеют ею практически с рождения. Для белорусских исполнителей она пока в диковинку. Во многом Эндрю связывает это с особенностями языка. Разные мышцы задействованы во время разговора на английском и на русском.

— Хотите петь как в бродвейских мюзиклах? — объясняет упражнение Эндрю. — Высуньте-ка языки: упритесь кончиком в нижнюю губу, а середину максимально прогните. Подержите так 15 секунд. Видите? У вас сейчас дрожат языки — у американцев этого не будет. Вокалисту нужно тренировать мышцы языка, так что запомните это упражнение.

 

Желая продемонстрировать разницу между классическим пением и белтингом, Бёрн просит спеть свою подопечную — артистку Театра «Территория мюзикла» Александру Синюкович. Сначала она спела, как привыкла, затем — по-новому. Разница колоссальная.

 

Нельзя сказать, что классическая манера лучше или хуже. Она просто менее уместна для роли «незаметной дочери», которую предстоит исполнять девушке. Во время пения Александра должна создать ощущение того, что она кричит какие-то реплики своей матери. Если петь академическим вокалом, партия потеряет всякий смысл.

Студенты восхищенно ахают, преподаватели недовольно вздыхают. Кто-то из педагогов не выдерживает:

 

— Привыкнет она к вашей манере, а потом ей будет ох как не просто снова петь старинные русские романсы…

 

— Это не вопрос правильно-неправильно. Это вопрос стиля, — парировал Эндрю. — Хороший певец должен попробовать все. Но хочу отметить: после таких экспериментов он начнет больше ценить свое классическое образование.

 

На Бродвее наша задача научить человека петь в разных манерах, чтобы он мог подстроиться под любую роль в зависимости от задумки режиссера. В опере нет разницы, какую эмоцию необходимо передать артисту, — гнев, радость, огорчение — он будет петь совершенно одинаково. В мюзикле это недопустимо.

Забегая вперед, скажу: уже после мастер-класса я спрошу у Эндрю: в чем, на его взгляд, заключается проблема белорусских педагогов. А гость с Бродвея ответит:

 

— В Нью-Йорке принято, что актеры постоянно учатся чему-то новому, экспериментируют. Ведь музыка не стоит на месте, она развивается.

 

В Беларуси все как-то более консервативно, наставники держатся за старые традиции и боятся сделать шаг влево, шаг вправо. Я всегда говорю, что классическое музыкальное образование — это основа основ. Но нельзя ведь только на него рассчитывать.

 

Для простого смертного упражнения вокалистов выглядят довольно забавно.

 

Вот вы, к примеру, сможете догадаться, для чего необходимо активно шуршать салфеткой возле уха исполнителя?

 

Когда человек поет, он должен прямо держать голову. Только тогда будет баланс звучания между левым и правым ухом. А Александра машинально немного склоняла голову влево. Когда справа шуршали салфеткой, она на автомате прислушивалась к постороннему шуму и тянула голову туда. Таким вот образом выравнивали звучание.

Буквально на следующий день после мастер-класса Эндрю надо было возвращаться за океан. Потому банальный вопрос о впечатлениях, оставленных Минском, напрашивался сам собой.

 

— Минск — широкий, просторный. Нью-Йорк тоже не маленький, но там надо пробивать себе дорогу в людском потоке. А в белорусской столице ты идешь широким шагом и с высоко поднятой головой. Очень много воздуха в городе.

 

Сходил в театр оперы и балета на оперу «Евгений Онегин». Конечно, это немножко не то, к чему я привык в Нью-Йорке. Однако я получил большое удовольствие, послушав настоящее русское пение.

— Кто-то из белорусских актеров мог бы выступать на Бродвее иди это еще не наш уровень?

 

— Все белорусские артисты, с которыми я работал эти две недели, мне очень понравились. Каждый из них уникален по-своему.

 

— Собираетесь ли вы вернуться к нам, чтобы присутствовать на премьере мюзикла «Недалеко от нормы»?

 

— Как получится. Но, по крайней мере, на видео я ее точно посмотрю.

По лицам педагогов было видно: они не в восторге от увиденного.

 

— Ну как, ты узнала что-то новое? — иронично поинтересовалась дама у своей коллеги. Та в ответ лишь дернула плечом.

 

А тем временем к Бёрну подскочил один из студентов.

 

— Спасибо, большое спасибо! — взбудораженный юноша, с лица которого не сходила улыбка, долго тряс иностранцу руку. — Переведите Эндрю, пожалуйста, что это он стал тем, кто научил меня петь!

 

Фото: Юлия Василюк

 

 

"Velvet.by"
01.11.2016